Расширенный поиск
Зарегистрироваться
   

Характер бойца

19/11/2003   Татьяна ЕМЕЛЬЯНОВА
Очерк о председателе совета директоров ОАО ПО «Пресса-1»
Якове Григорьевиче Соскине

Здесь свешивается над заборами сирень, а в запущенных палисадниках сплетаются кусты чубушника и одичавшей малины. Старожилы неодобрительно посматривают на чужеродные и бестактные постройки недавнего времени, которые слишком роскошны и никак не вписываются в общую картину. Когда-то здесь могли селиться только очень заслуженные люди, чьи имена упоминаются в энциклопедиях, но теперь и сюда пришли рыночные отношения...
Поселок «Сокол» — особенное, уникальное место на карте Москвы. Он создавался лучшими архитекторами страны как идеальный малоэтажный «город-сад», в котором половина земли отводилась под парки, бульвары и скверы. Несколько улиц, названных в честь таких замечательных русских художников, как Серов, Левитан, Суриков, Врубель, разбегаются от центральной площади или, закругляясь, огибают территорию поселка.
Дома из дерева, кирпича, щитов и панелей строились в 1923–1933 годах на отдельных участках в 9 соток по оригинальным проектам и уже изрядно обветшали. Находясь в черте города, в двух шагах от крупных столичных магистралей, поселок «Сокол» совершенно обособлен. Утопающий в зелени, он пропитан, окутан атмосферой дачного уюта, милой провинциальности.
Конечно, здесь было где разгуляться мальчишкам (хотя они везде найдут себе занятие). Яша Соскин, 1955 года рождения, был не лучше и не хуже других сорванцов из местного ребячьего племени, хотя и учился в элитной, одной из лучших в Москве школ с усиленным изучением немецкого языка. Вряд ли он представлял в те годы, что совершенствовать свои познания будет со временем на родине Маркса и Энгельса, что хороший немецкий язык поможет принятию важнейших жизненных решений.
Мама Якова преподавала черчение и начертательную геометрию в Полиграфическом институте, поэтому для него не стоял вопрос — куда пойти учиться. Еще будучи ребенком, он немало времени проводил в стенах маминого института, и как-то само собой подразумевалось, что быть ему полиграфистом. А вот сестра Инна, которая на 6 лет младше, стала со временем математиком. Она преподаватель, кандидат наук.
Отец к полиграфии имел очень косвенное отношение, хотя почасовиком тоже подрабатывал некоторое время в Полиграфическом институте уроками черчения и начертательной геометрии. Он был известным инженером, ведущим конструктором и начальником проектно-конструкторского бюро Министерства связи, занимался почтой. Куча авторских свидетельств подтверждала его профессиональную находчивость и изобретательность. Например, ему принадлежит разработка и внедрение индексации почтовых отправлений.
Слава богу, оба до сих пор живы и здоровы, только теперь они всю свою любовь (или почти всю) обратили на внука — 13-летнего Илюшу.
Отличная школьная подготовка позволила без труда поступить в институт на механико-машиностроительный факультет и без проблем в 1977 году его закончить. В этом году сокурсники Якова Григорьевича Соскина как раз собираются отмечать во время выставки «ПолиграфИнтер» 25-летие их выпуска. Подружившись в студенческие годы, Николай Чукалин, Леонид Герштейн и другие поддерживают отношения до сих пор: все вместе праздновали 10-летие и 20-летие окончания института. Для них президент МАП Борис Александрович Кузьмин — прежде всего, преподаватель: заместитель декана, потом проректор. Тогда читали лекции Бражников, Козакевич, Воскресенский, Андреевский, Постников и многие другие незаурядные люди, о каждом из которых бывшие студенты МПИ до сих пор говорят с теплым чувством.
Полтора года отняла служба в армии, а потом молодой Соскин, отказавшись от научной работы во ВНИИ и аспирантуры, пошел на производство, главным механиком в маленькую типографию. Это был осознанный выбор: хотелось реального дела. Такой уж у Якова Григорьевича практический склад ума: теория, хотя и давалась легко, всегда казалась сухой и пресной. Выяснилось, правда, что переулок с хорошим названием Товарищеский, где находилась типография номер 8 Мосгорисполкома, не на Таганке, как сперва говорили, а на другом конце Москвы — в Царицыно (Ленино), но москвичам к большим расстояниям не привыкать.
Печатались там способом высокой печати прейскуранты, брошюры, бланки. Директором был Григорий Аркадьевич Орлов — очень старый и многоопытный еврей с богатой биографией, учившийся когда-то еще в Институте Красных комиссаров. Под его руководством и трудился больше четырех лет начинающий главный механик, который фактически выступал тогда бригадиром слесарей.
Жизнь вынуждала все делать своими руками — и ремонтировать старые, и монтировать новые машины, руками запоминая каждую деталь. В отличие от многих дипломированных специалистов, Соскину нравилось возиться с печатной техникой самому, как иным автолюбителям нравится каждую свободную минуту ковыряться в брюхе своего авто. Спустя годы этот практический рабочий опыт очень пригодился, как пригодились и связи с Росполиграфтехникой, поставлявшей запчасти. Яков Григорьевич ухитрился создать при своей маленькой типографии внушительный склад запасных частей, и к нему нередко обращались полиграфисты с других предприятий за какой-нибудь деталью.
Молодого инженера с хорошей хваткой стали приглашать на работу в более крупные типографии, да ему и самому уже хотелось решать задачки посложнее. Поэтому в начале 80-х годов Соскин перешел заместителем главного инженера и начальником технического отдела в Третью Военную типографию. Это, конечно, было предприятие другого уровня, где методом глубокой печати выпускались как военные журналы («Советский воин», «Крылья Родины»), так и «цивильные», среди которых самым массовым был журнал «За рулем». Другая технология, другая продукция, другие объемы производства, жесткий график требовали уже не столько «рукоделия», сколько руководящей организационной работы. Надо было обеспечивать и координировать работу технических служб всего предприятия. Энергетики, механики, электронщики стали работать согласованнее, появилась четкая мотивация, основанная на материальной заинтересованности. Даже наладчики при Соскине перешли на сдельную систему оплаты труда.
В Военной типографии Яков Григорьевич пропадал с утра до самой ночи. По его словам, он по-настоящему влюбился тогда в глубокую печать, и как раз на почве этой влюбленности познакомился с Владимиром Александровичем Тифенбахом, который был занят на родственном производстве с глубокой печатью и тоже в то время выбирал для переоснащения производства новую машину (в итоге выбор пал на «Черутти»). Тифенбах поразил Якова Григорьевича своей технической эрудицией и системным мышлением. Это была знаковая встреча.
В те годы полиграфические предприятия Москвы были сильны своей корпоративностью — не только на уровне директоров, но и на уровне главных инженеров, главных механиков, начальников производственных отделов. Приходилось довольно часто помогать друг другу на бескорыстной основе. Но жизнь менялась, в типографии пришли рыночные отношения.
Я. Соскин с сыном ИльейКто-то сказал, что не дай нам бог жить в эпоху перемен. Но молодой, энергичный и способный Яков Григорьевич сам стремился к переменам, потому что так ему было жить интереснее. В его лексиконе слово «интересный» означает «замечательный», «превосходный». Живость ума и динамизм характера Соскина требовали пространства и движения.
С началом горбачевской перестройки появились первые хозрасчетные предприятия. Министерство обороны не особенно поддерживало разные экономические новации, но руководство предприятия во главе с полковником Козловым, который не особенно вникал в разные технологические и организационные тонкости, оказалось достаточно прогрессивным. Начальник не мешал своим специалистам «подхалтуривать», и те по субботам, по воскресеньям, по ночам подрабатывали на других предприятиях по трудовым соглашениям — уже за деньги монтировали, демонтировали, ремонтировали технику. Первая же «летучая бригада» в свободное от основной работы время начала зарабатывать неплохие деньги, и это стало сильным стимулом для остальных. Люди поняли, что зарплата зависит только от трудового вклада, от квалификации, от качества их труда.
Тогда и пришла идея начать новое дело. А дело по-английски — бизнес. Хороший бизнес — это когда работать интересно и выгодно, пусть даже тяжело. «Нормикс», а потом и «Х.Г.С.» выросли на опыте командной работы в Военной типографии. Именно выросли снизу, из недр производства, а не нарисовались на бумаге, спущенной сверху. Инициативу кооператоров тогда высмеивали, но людей из бригады, созданной Соскиным, никак нельзя было назвать шабашниками или шаромыжниками.
Это были мастера, которые не боялись тяжелой работы и делали ее очень квалифицированно, хотя они еще не имели возможности учиться на заводах за рубежом и сами ломали голову над переводами паспортов и инструкций к машинам. Однажды команда Соскина сумела самостоятельно, без помощи специалистов из Германии или «Полиграфмонтажа» смонтировать и запустить проволокошвейные агрегаты нового поколения — с улучшенной конструкцией и компьютерным управлением. «Я, когда посмотрел на документы, на станцию управления, спрятался за ящиками, чтобы никто не видел, и за голову схватился», — признается Яков Григорьевич. Он спрятался, — но только для того, чтобы овладеть собой. Этот маленький эпизод выразительно характеризует Соскина как сильного человека. Ничего — смогли разобраться, что к чему, и довольно быстро: с утра в пятницу еще давал продукцию старый агрегат, вечером его бережно разобрали (для продажи), а к понедельнику на его месте уже стояла новая функционирующая техника.
Тем временем Якова Григорьевича как будто кто в спину толкал: давай, мол, действуй! Один из старинных друзей привел его к начальнику технического управления Комитета по печати С. Лазареву, тот сказал, что собирается уходить, но сведет с нужным человеком. Так случилась знаменательная встреча с Семеном Михайловичем Галкиным, начальником «Главснабсбыта». У того были собственные смелые идеи, а против его напора и обаяния устоять было попросту невозможно.
Начинающий инженер-механикПри военной типографии ни о каких кооперативах и слышать не хотели, и Соскин перешел главным механиком в типографию номер 7 «Искра революции», где и появился на свет «Нормикс». Дело развивалось быстрыми темпами, хотя кооперативное движение не все одобряли и смотрели на «частников» с подозрением. Из министерства присылали комиссии, одну из которых возглавлял тогда еще лично с Яковом Григорьевичем не знакомый Леонид Добин — человек очень прогрессивных взглядов.
На первых порах «Нормикс» «подбирал» те заказы на ремонт, монтаж и демонтаж, которые были не выгодны «Полиграфмонтажу», но очень скоро стал перехватывать и более лакомые кусочки. «Полиграфмонтаж», как и все государственные структуры, не отличался поворотливостью. Кончилось все тем, что конкуренты сошлись, чтобы обсудить перспективу слияния. Как показала жизнь, это было абсолютно правильное решение.
Незадолго перед этим Соскин познакомился с молодым и амбициозным австрийским предпринимателем и очень незаурядным человеком Вольфгангом Хенном, который очень живо интересовался нарождающимся российским рынком. Появилась идея совместного предприятия, которую удалось быстро реализовать, включив в соучредители «Минмонтажспецстрой». СП «Х.Г.С.» было зарегистрировано в Минфине под номером 27, — эта одна из первых ласточек в стране. И вот «Полиграфмонтаж» со всеми своими подразделениями в других республиках мягко интегрировался в систему «Х.Г.С.».
«Х.Г.С.» — это «Хенн-Галкин-Соскин», хотя потом это название расшифровывали и как Henn Graphic Service, что тоже близко к истине. Теперь конкурировать пришлось в основном с предприятием «Интерграфсервис», созданным при «Детской книге» с участием уважаемой немецкой фирмы «Зиглох». Расхождения с этой совместной компанией начались еще на «кооперативном» этапе.
Кроме сервиса, «Х.Г.С.» стала заниматься производством. На выставке drupa 95 многие заметили отдельный павильончик, где компания «Х.Г.С.» демонстрировала кое-какую технику из России — произведенные по лицензии в сотрудничестве с «Ленполиграфмашем» малые машины для бесшвейного скрепления. Было продано около сотни единиц оборудования, в том числе и в промышленно развитые страны — Германию, Австрию. К сожалению, экономическая ситуация в стране изменилась, производственные затраты выросли, «Ленполиграфмаш» отошел от проекта, и пришлось производство «Минибиндеров» свернуть.
Купив акции двух предприятий (Московского экспериментального завода и итальянского завода, выпускавшего ниткошвейные машины), фирма «Х.Г.С.» собиралась сразу на двух площадках наладить выпуск брошюровочно-переплетного оборудования. Но по ряду объективных и субъективных причин реализовать эту идею не удалось. Даже таким, как Соскин, удается реализовать далеко не все, что задумано. Московский завод свернул производство и работает как базовое сервисное предприятие.
А «Х.Г.С.» впервые обратился также и к коммерческой деятельности. Тогда еще не распался Советский Союз, и конкурентная борьба между MAN Roland и Heidelberg на восточно-европейском рынке велась между двумя австрийскими компаниями — «Брюдер Хенн» и «Бертольд и Штемпель». Представителем по СССР работал тогда у «Брюдер Хенн» Анатоль Цика, который впоследствии создал свое совместное предприятие «Лисов». Эта фирма не имела своего сервисного центра и, продавая оборудование, использовала заводской технический сервис. Соскин считает это стратегической ошибкой Цики, мешавшей росту продаж.
Специалисты компании «Х.Г.С.» на первых порах не занимались коммерческой деятельностью и с одинаковым энтузиазмом монтировали все машины, которые им доверяли. Случалось выполнять монтаж и оборудования MAN Roland: это были газетные агрегаты «Рондосет» в Киеве. Еще не имея договора с заводами, со времен «Полиграфмонтажа» сотрудники Соскина участвовали в монтаже рулонных машин MAN Roland, правда, с листовыми машинами дела иметь тогда еще не приходилось. Контакт с фирмой MAN всегда имела фирма «Брюдер Хенн», которая была ее основным партнером в Восточной Европе. Так что знакомство с MAN Roland состоялось еще раньше, чем фирма «Х.Г.С.» подписала договор с чешским «Адастом» и несколькими поставщиками допечатного обрудования и материалов, широко известными в России («Дайниппон Скрин», «Дюпон», «Кросфилд» и другие).
Пришлось довольно долго убеждать руководство MAN Roland в том, что политика «Х.Г.С.» на постсоветском рынке может быть более эффективной. Дискуссия закончилась тем, что на базе «Х.Г.С.» открылось представительство MAN Roland. Объем продаж с тех пор рос год от года. На летние теплоходные круизы, которые устраивала фирма для своих партнеров и клиентов, собиралась масса народу со всех концов бывшего Советского Союза.
И когда от бывших владельцев «Прессы» поступило предложение о разработке и реализации проекта реконструкции производства, Яков Соскин отказался. Он уже привык к самостоятельному ведению бизнеса, и совершенно не хотел лезть в упряжку с тяжелой, практически неподъемной поклажей. «Пресса» тогда испытывала большие трудности, придавленная грузом неразрешимых, казалось, проблем. Соскина спросили, где найти людей, которые могли бы решить такую задачу, и он честно ответил, что таких людей не знает. Из вежливости обещал подумать, на каких условиях согласился бы сам взяться за это пропащее дело, но даже мысли не допускал о том, что примет предложение.
Но зерно уже упало на готовую его принять почву. Яков Григорьевич не переставал думать о трудной задаче, которую перед ним поставили, мучился, прокручивал в уме разные варианты. Ему стало, как он выразился, «безумно интересно», потому что таких амбициозных задач ему никогда прежде решать не приходилось. А для Соскина «интересно» — это магическое слово. Он просто физически не в состоянии отказаться от того, что засело в голове и не дает покоя. И он согласился.
Загоревшись, Яков Григорьевич отошел от управления «Х.Г.С.», поручив его М.Таугеру, и целиком сосредоточился на «реанимировании» «Прессы». Как это происходило, все отлично помнят по многочисленным публикациям в отраслевой печати, потому что случилось чудесное превращение этого предприятия из хромой на все четыре ноги клячи в крепкую и бодрую лошадку не сразу, но очень быстро — за три года.
Пресс-конференция на теплоходе: М. Таугер, Я. Соскин и А. ПешковВ. Хенн и Я. Соскин рядом со своим павильоном на выставке drupa 95 в ДюссельдорфеКнижное производство решено было полностью свернуть как нерентабельное и специализироваться исключительно на печатании газет. Одна ротационная машина UNISET уже смонтирована, на очереди вторая. Установлен также комплекс допечатного оборудования фирмы Autologic. Производство теперь для удобства и сокращения накладных расходов сконцентрировано на меньших площадях, а те, что освободились, используются уже для других целей. Соскин считает, что с технической стороны удалось осуществить практически все, что было задумано. Первый этап реорганизации технически реализован на 95%.
Однако организационно, по его словам, удалось сделать далеко не все, что хотелось, потому что изменить человеческую психологию труднее, чем собственными руками собрать и разобрать печатную машину. «Человеческий фактор» никак не желает втискиваться в рамки рыночных отношений. И так же трудно подбирать кадры для следующего этапа реорганизации. Производственный механизм заработал, но теперь его нужно постоянно поддерживать для планомерной, стабильной и четкой работы, а для этого требуются уже совсем другие рабочие качества. Зато коммерческие планы благодаря правильно выбранной стратегии удалось даже перевыполнить, и вплотную подобраться к цифре в сто миллионов рублей в месяц. Яков Григорьевич сам не ожидал, что предприятие сможет обеспечивать такие объемы производства.
При этом он не приписывает заслуги себе, потому что к разработке проекта привлек целую команду, куда входили и молодые специалисты, и люди с громадным советским опытом газетного производства (эту часть группы возглавлял Д. Плессер), а также западные специалисты по управлению, имеющие опыт реконструкции государственных промышленных предприятий. Экономическую модель выстраивал Игорь Валентинович Полтавцев, много технических предложений внес В. Костров, советами помогали В. Тифенбах и другие сотрудники «Х.Г.С.». За Соскиным был выбор стратегической линии, а организационные и финансово-экономические вопросы он доверил своим главным помощникам.
В результате предприятие заработало эффективно, опережая собственный бизнес-план по инвестициям и возврату финансирования. По черно-белым газетам конкурентом «Прессы» можно считать только «Московскую правду», по цветным — «Молодую гвардию». Всего на предприятии печатается более 250-ти названий еженедельных и ежемесячных газет и больше
30-ти ежедневных.
Яков Григорьевич утверждает, что «Пресса 1» отдала предпочтение ротационным машинам концерна MAN Roland не потому, что с ними работает «Х.Г.С.», и не по соображениям экономии. Техника у главных производителей газетных агрегатов приблизительно одинаковая и цены приблизительно одинаковые, — все дело в возможностях системной интеграции. По мнению Якова Григорьевича, система комплексной интеграции допечатной подготовки, печатной технологии и экспедирования PECOM — более совершенная и лучше подходит для такого предприятия, как «Пресса», чем другие.
Особенно гордится Соскин тем, что ему удалось создать систему прозрачности управления бизнесом. «Раньше, когда только начинали на предприятиях устанавливать компьютеры, куда ни придешь — везде на мониторах одни игрушки. А сегодня, после внедрения у нас системы управления производством РЕСОМ, все игры забыты. Система РЕСОМ дает громадные возможности для анализа, там полный срез текущего состояния производства, и все, кто сидит за компьютерами, сейчас полностью поглощены работой. Я первым делом, когда прихожу, открываю журнал и изучаю статистику. Там полный отчет обо всем, что было сделано за предыдущую ночь, за вечер. Я вижу всю картину, вплоть до секундных остановок машин, и знаю, по каким причинам это произошло». И Соскин в очередной раз добавил: безумно интересно.
Говорят, чтобы узнать человека, надо съесть с ним вместе пуд соли. Я с Яковом Григорьевичем Соскиным только чай пила с сахаром, если не считать общих застолий на теплоходе, арендованном «Х.Г.С.» для своих семинаров. Но ведь и близкие люди не всегда хорошо понимают, чем человек жив, что для него наиболее дорого. Не зря же есть и другое изречение на эту тему: «Большое видится на расстоянии». Яков Соскин не из тех, у кого душа нараспашку, он далеко не «душка», но вот уже лет десять, как мы знакомы, много раз встречались на московских и зарубежных выставках, теплоходных собраниях, и какие-то наблюдения накапливались и складывались в общую картину. Она, конечно, неполная, и, наверное, однобокая, но это, должно быть, главная его человеческая грань: ведь мы судим о людях прежде всего по их делам. А дела Якова Соскина — не тайна за семью печатями. Это вообще человек дела, который умеет держать удар и который всю жизнь выбирал себе задачи потруднее.


 
Статьи
Рекомендуем
Интервью
Пресс-релизы
Спецпредложения
 


Реклама
Экспресс-заказы
Вы можете отправить заказ на изготовление полиграфической продукции одновременно в несколько проверенных типографий.

В ответ Вы оперативно получите только реальные предложения от реальных изготовителей.



О портале | Реклама | RSS-каналы | Рассылка | Контакты

Любое использование материалов портала RuPrint.Ru допускается только с письменного разрешения правообладателя.
Автоматизированное извлечение информации запрещено. Правила использования.

Copyright © 2002 - 2008 RuPrint.Ru. All rights reserved.